Главное меню

Анонс

Глава 9 - часть 1 - Gillan
Глава 9. «НА ВОСТОК!» 7 декабря 1988 года в 11.41 по местному времени в северной части Армении произошло катастрофическое землетрясение силой 6,9 балла по шкале Рихтера. Был стерт с лица Земли город Спитак, почти полностью разрушен Гюмри, сильно пострадали Ванадзор, Степанаван и свыше ста сел северных районов. Были разрушены более 170 промышленных предприятий, в зоне бедствия вышли из строя системы энерго- и водоснабжения, связи, транспорта. Стихия нанесла громадный ущерб сельскому хозяйству ... Но самыми страшными и невосполнимыми были человеческие жертвы: по официальным данным, число погибших составило 25 тысяч (по независимым источникам — около 50 тысяч человек). ... Далее...
Глава 8 - Gillan
Gillan 2

 

 

продажа виниловых пластинок, купить в магазине

 

Несмотря на то, что львиную долю материала для пластинки Perfect Strangers написал Блэкмор, участие Гиллана тоже было весомым. Он с Гловером сочинил тексты песен и в некоторых случаях придумал мелодии: «Заглавная песня нашего альбома («Совсем Чужие», — прим. автора) приобретает особое значение, потому что мы действительно были чужими последние 10 лет, практически не виделись и не дружили. Нас словно поймали в ловушку, и сейчас нам еще непонятно, мы это или нет.Впрочем, люди верят, что это действительно мы. Однако мы так долго были отдалены друг от друга, что на DEEP PURPLE теперь смотрят, как на новую группу, какой-то другой ансамбль. Да, мы были совсем чужими друг для друга».

Увы, оптимизм Гиллана был преждевременным. Прошло немного времени, и все вернулось на круги своя. Джон Лорд: «Снова возродилась давняя вражда между Яном Гилланом и Ричи Блэкмором. Не знаю, в чем причина этого конфликта. Я его не понимаю и не хочу понимать».

Если первый альбом «новых» DEEP PURPLE создавался в творческой атмосфере, то следующий — на фоне возрастающей неприязни между Ричи и Яном. «The House Of Blue Light рождался в конфликтах. Мой вклад свелся только к изнуряющей сессии, в которой, главным образом, возобладала гитара. Предложения и зачаточные идеи душились тут же. Ребята были довольны тем, как складывается проект, пока Ричи был доволен тем, как получаются его сольные партии. Да ну его к такой-то матери! Я-то не был доволен, и говорил об этом», — возмущается Гиллан.

Позже Ян назовет время работы над Домом Голубого Света самым плохим периодом в жизни. И он не жалел крепких слов, характеризуя этот альбом: «The House Of Blue Light — просто мусор. Нам пришлось сильно мучиться, чтоб сочинить эти песни. В то время в DEEP PURPLE отсутствовала душа. Это напоминало работу на заводе. Жуткий альбом, одним словом».

У Гиллана опять появились проблемы с голосом, и на этот раз он обратился в больницу при мюнхенском университете. «Узлы были, по сути, большими волдырями, изменяющими форму голосовых связок. Если они разрастутся, то могут полностью сделать невозможной вибрацию связок, и человек не сможет говорить. Профессор Теобалд посмотрел меня и подтвердил, что у меня узлы, и нужна операция. Я сказал, что очень боюсь операции на голосовых связках. Он ответил: «О, нет, мы и не собираемся трогать эти узлы, а просто удалим миндалины. Именно они приводят к образованию узлов». Так что те два лондонских доктора, предлагая оперировать связки, собирались устранить симптом, а не причину. С тех пор, как удалили миндалины, у меня нет проблем. Если бы я согласился на операцию, которую мне предлагали в Лондоне, возможно, сегодня я не смог бы петь».

 

продажа виниловых пластинок здесь


Тем временем, пришло время отдавать долг фирме «Virgin» (по старому контракту, Гиллану нужно было записать для них еще 2 альбома). Они согласились, что один альбом может быть сборником (им стал What I Did On My Vacation), над вторым пришлось попотеть. Ян предложил Гловеру поучаствовать в работе, так что сольный альбом Гиллана трансформировался в проект двух музыкантов. В октябре 1986 года друзья отправились на остров Монтсеррат (Карибское море), прихватив с собой Ника Благону (Nick Blagona) — канадского инженера, русского по происхождению. Сразу по прилету они пошли в студию «Air Montserrat».

«Мы решили «организовать» себе вдохновение, и вытрясли из сумки на стол марихуану, которая образовала коническую пирамиду. Помню, я сказал Роджеру: У нас наверняка получится великолепный альбом», — смеется Ян (следует отметить, что на Карибах курение «травки» — дело вполне обыденное). Ян Гиллан взял в руки гитару, Гловер — бас, и друзья тут же сочинили песню «Dislocated». После этого они сели в машину и поехали в бар «The Plantation». Солнце и море тоже расслабляли музыкантов, тем более над ними не довлела необходимость сделать хитовый альбом. Им удалось сочетать приятное с полезным: Гловер пробовал себя в роли кинорежиссера и не выпускал из рук видеокамеру, Гиллан играл в биллиард и нырял с аквалангом. В результате всеобщей расслабухи появилась такая же расслабленная музыка. На острове сочинили и записали приблизительно половину альбома. Когда Гловеру надоела жизнь на острове, работу прекратили.

Ян и Роджер вернулись в стан DEEP PURPLE, их ждали очередные гастроли. Правда, ездили они, в отличие от других членов группы, на автобусе. Гиллан: «Это давало нам возможность продолжать работу над материалом для альбома Accidentally On Purpose (так решено было назвать этот диск. — прим. автора). Никакой толчеи в аэропортах, погрузки, разгрузки...» Однажды к ним присоединился приятель Чет Кинг. Находясь в туалете автобуса, он просунул голову в дверь и спросил, можно ли по-вонить по телефону. Гиллан ответил вопросом: «Кому хочется жить в телефонной будке?», — и, взяв гитару, сочинил песню «Telephone Box».

30 мая 1987 года, на концерте в американском городе Финикс Ричи Блэкмор подбросил гитару в воздух, и, пытаясь ее поймать, сломал палец. Гастроли были прекращены. Вынужденный перерыв Ян с Роджером использовали для дальнейшей работы над альбомом (запись проходила в нью-йоркских студиях «Minot Studios» и «Power Station»). Им помогали барабанщик Энди Ньюмарк (Andy Newmark), гитарист Аира Сигел (Ira Siegel), клавишник Ллойд Лэндсмен (Lloyd Landesman), пианист Доктор Джон (Dr John), саксофонисты Джордж Янг (George Young), Джо Меннонна (Joe Mennorma) и «подпевка» в составе Крисси Фэйт (Chrissy Faith), Бетти Суссмен (Bette Sussman) и Ванессы Томас (Vanessa Thomas). Запись закончили в сентябре.

Альбом получился довольно интересным. Первая его часть — явно гловеровская. «Clouds And Rain» — мелодичная и медленная поп-песня; в «Evil Eye» слышатся отзвуки его альбома The Mask; «She Took My Breath Away» — медленный номер с аранжировкой для дискотек, Гиллан в ней поет почти шепотом; «Dislocated» запоминается разве что неплохим проигрышем трубы; «Via Miami» как будто сошла с экрана тарантиновского фильма (хотя кто тогда знал Квентина?). И только шестая песня, «I Can't Dance To That», хотя бы отдаленно напоминает DEEP PURPLE. Впрочем, появись она на Доме Голубого Света, быть ей среди лучших композиций альбома. Построенная на четком гитарном риффе, эта песня явно выделяется среди остального материала диска.

За ней следует медленный рок-н-ролл Литтл Ричарда «Can't Believe You Wanna Leave», а после него еше один кавер — «Lonely Avenue» Дока Помуса — наверное, лучшая вещь альбома, великолепный блюз, не менее блестяще исполненный. Далее идет «Telephone Box» — рок-н-ролл, в котором все пять минут гитара повторяет один и тот же ход. Губная гармошка Гиллана вплетает свои узоры, а в конце композиции звучит телефонный звонок. «Cayman Island» — реггей-песня о любимом месте отдыха Яна. Именно на Каймановых островах под руководством Чета Кинга он впервые занялся дайвингом. Гиллан нырял там к затонувшему судну «Carrie Lea». «Purple People Eater» авторства С. Були (S. Wooley) слегка напоминает баблгам-рок в традициях ранних SWEET. А ритмичный «Chet», завершающий альбом номер с минимумом текста (вернее, набором слов), построен на заимствованном у SPENCER DAVIS GROUP гитарном риффе и посвящен Чету Кингу.

виниловые пластинки купить здесь

Еше до окончания записи альбома, в июле 1987 года, были выпущены два сингла — семидюймовый «Dislocated//Chet» и двенадцатидюймовый с добавленной «Purple People Eater». В январе 1988 года выпустили еще один сингл — «She Took My Breath Away//Cayman Island». В хит-парады эти сорокапятки не попали. Точно так же канул в Лету и альбом Accidentally On Purpose, вышедший в феврале 1988 года (на виниловой пластинке, в отличие от компакт-диска, отсутствовали последние три песни из синглов).

Не совсем хорошо шли дела и в стане DEEP PURPLE. Практически был сорван летний тур по США — билеты продавались из рук вон плохо, мало зрителей приходило и на сентябрьские выступления в Европе. На этом фоне все больше обострялись отношения между Гилланом и Блэкмором.

Дошло до того, что Ричи бросил Яну в лицо тарелку со спагетти (по словам «пострадавшего», гитарист решил, что именно Гиллан полил их ему кетчупом). Правда, сам Блэкмор как-то сказал, что это была месть за то, что тот налил ему томатный соус в туфли. Как бы то ни было, «томатные разборки» ярко свидетельствовали о кризисе в группе.

Летом 1988 года Ян вместе с Берни Марсденом выпустил сингл «South Africa//John». Помешенная на первую сторону «Южная Африка», написанная Марсденом — это яркий политический манифест, направленный против апартеида, песня с отличной мелодией. «John» (композиция авторства Гиллана) — неплохой номер среднего темпа, где Ян показывает мастерство владения губной гармошкой. Увы, этот сингл показал, что певец находится не в лучшей вокальной форме. Есть в его голосе страсть, есть эмоции, но нет характерной звонкости, этого знаменитого гиллановского «серебра».

В ноябре 1988 года музыканты PURPLE принялись работать над очередным альбомом, но незадолго до этого разгорелась настоящая война. Ян настаивал на том, чтобы сочинять и записывать песни в Нью-Йорке. Его логика была такой: там жили менеджеры, рядом обитали Ричи и Роджер, у которого дома была хорошая студия. Другие же хотели записываться в глубинке. Гиллан настаивал на своем, и тогда Пэйн предложил ему самому найти студию.

«Невероятно! Я спросил его, он что, не понимает — приличные студии давным-давно забронированы, а потом опять назвал его... (следует матерное слово, за полгода до этого на пресс-конференции в Италии Гиллан уже обзывал Пэйна подобным образом, — прим. автора). Я сказал: «Брюс, в твои обязанности входит убирать камни с нашего пути, но вместо этого я только и слышу: «мне не хочется это делать», «это невозможно»». Я сказал, что меня сводит с ума, когда в группе, ради которой я готов умереть, приходится сталкиваться только с отрицательными эмоциями».

Еще раз «обложив» матом Пэйна, Ян заявил, что от него толку, как с козла молока. «После этого Ричи вышел из комнаты, не сказав ни слова. Джон, перед тем как уйти, сказал что-то, но я не расслышал. За ними последовал Брюс. Остался Роджер. Роджер, мой старый и верный друг, встал, и опершись кулаками в стол, бросил мне в лицо: «Ян, на этот раз ты зашел слишком далеко!»»

Вот так группа оказалась в уже привычном Стоу. Гиллан утверждает, что Блэкмор опять тянул одеяло на себя, отодвинув в сторону остальных музыкантов. В качестве примера он рассказывает об одной из репетиций, на которой Пэйс, Гловер и Лорд играли очень интересную блюзовую вещь. Ян подключился, что-то напевая, но тут зашел Ричи, воткнул шнур гитары в усилитель и начал играть совершенно другую тему. «Я сказал ему: ну что же ты делаешь?! Ведь это была классная вещь!», — а Ричи хотелось играть по другому, и остальные безропотно присоединились к нему. Вне себя от возмущения, я вернулся в отель. Группа постепенно становилась коллективом, аккомпанирующим Ричи Блэкмору».

продажа в Петербурге виниловых пластинок доставка

Впрочем, остальных музыкантов положение вещей явно устраивало, ибо вскоре Гиллана попросили не приходить на репетиции. Оставшись не у дел, он вернулся в Англию. Ленты с инструментальной «подкладкой» приходили ему по почте, но Ян возвращал их обратно, мотивируя это тем, что материал «сырой» и не вдохновляет его на сочинение текстов.

Диск-жокей станции «Radio City» Фил Истон (Phil Easton), приятель Гиллана, прослышав, что тот хотел бы воспользоваться вынужденным отпуском и провести ряд концертов, подбросил Яну идею возродить его альтер-эго — Гарта Рокетта. Истон познакомил Гиллана с гитаристом Стивом Моррисом (Steve Morris). Стив был ливерпульцем и выступал с группой EXPORT. Во времена начала «новой волны британского хэви-метал» (NWOBHM) это была главная надежда Ливерпуля.

Стив стал музыкальным директором гиллановского проекта, подобрав музыкантов для очередного воплощения Garth Rockett And THE MOONSHINERS. Он взял с собой коллег по EXPORT: ритм-гитариста Гарри Шоу (Harry Shaw) и барабанщика Лу Розенталя (Lou Rosenthal). В группу также вошли клавишник Марк Бакл (Marc Buckle) из THE QUEST и бас-гитарист Кит Малхолланд (Keith Mullholland) из RAGE (ранее выступал в NUT2).

«Предполагалось, что все будет держаться в большой тайне, мы просто проведем своеобразную репетицию перед публикой, не делая никакой рекламы. Но новость распространилась очень быстро и вышла за пределы Ливерпуля. Даже Тони Айомми позвонил мне из Бирмингема, чтоб узнать, правда ли это», — вспоминает Гиллан.

Музыканты репетировали в ливерпульской «Cumberland Tavern». Дебютный концерт группы состоялся 18 февраля 1989 года в «Floral Hall», г. Саутпорт. Ян назвал это успешное выступление «квантовым скачком» из состояния, в котором он пребывал несколько недель назад. Он решил не играть песни DEEP PURPLE, посему во время тура, проходившего по клубам северо-западной Англии, исполнялись рок-н-ролльные стандарты и песни времен сольной карьеры Гиллана. Ян сам финансировал этот проект, что, по его словам, было ошибкой. Впрочем, как коммерческое начинание он его не рассматривал. Билеты стоили всего два с половиной фунта стерлингов. «Если быть откровенным, то гастроли с Garth Rockett And THE MOONSHINERS отвлекли от дел DEEP PURPLE очень кстати, хотя и не открыли во мне дополнительных источников энергии».

Закончив тур с THE MOONSHINERS, в начале апреля Ян возвратился в США. Приехав в Стоу, он попытался принять участие в творческом процессе, но ничего не получалось. Взаимопонимания с коллегами по DEEP PURPLE Ян так и не нашел. «Может быть то, как лично я борюсь с фрустрацией, давало им повод считать меня «мелочью пузатой», но неужели они не видели, что мне трудно?» — сетовал Гиллан.

Метод решения проблем, который выбрал Ян, — топить горе в стакане — мало кому помогает. Широкую известность получил случай, когда пьяный в стельку, голый Гиллан ударом ноги открыл дверь в номере Блэкмора, после чего на глазах у гитариста, его девушки и Колина Харта опрокинул диван, разбил несколько стеклянных полок и после всего мирно уснул на полу среди осколков.

Чувствуя свою ненужность, Ян вернулся в Англию, где 14 мая должен был начаться его очередной тур с Garth Rockett And THE MOONSHINERS.

http://www.akusticheskie-kolonki.ru/ акустические колонки россия

Ян сидел дома, когда из Лондона позвонил Фил Бэнфилд. «Судя по тону его голоса, произошло что-то ужасное, и было ясно — ему нелегко говорить. После нескольких ничего не значащих слов он перешел к делу: «Ян, у нас проблемы».

Конечно же, я точно знал, к чему он клонит: «Это PURPLE? Они меня уволили, не так ли?» — «Да».

В это время я сидел в маленькой студии, являющейся частью нашего дома, и из этой комнаты видел небольшое озеро, представляя себе смену времен года, или как я выхожу на прогулку в теплые летние деньки, чтоб насладиться одиночеством, либо в компании друзей. Как странно было, беззаботно наблюдая за жизнью в дикой природе и за движением воды, слышать голос Фила из беспокойного Сохо (район Лондона, — прим. автора)... А он все рассказывал о музыкальных разногласиях, о том, что группа ищет другого певца, и излагал мне свои мысли насчет того, как мы все это представим средствам массовой информации».

В это время в комнату зашла Брон, и, увидев расстроенного Яна, спросила, что случилось. «Эти ублюдки уволили меня», — ответил он. Тогда Брон бросилась мужу на шею: «Теперь ты можешь делать все, что захочешь». Можно представить себе удивление Бэнфилда, который все это время говорил, не слыша никакой реакции от Гиллана, а теперь был свидетелем ликования, несмотря на то, что сообщил неприятную новость...

Гиллана очень задело то, что никто из музыкантов PURPLE не позвонил ему лично. Ян сам связался с Гловером. «Я даже не знаю, что тебе сказать, приятель. Извини, я не мог повлиять на ситуацию», — промямлил тот. На это Гиллан заметил: «Ты мне можешь этого и не говорить. Я знаю, в чьих руках власть в лагере PURPLE». «Мы словно заключили соглашение не говорить на эту тему», — вспоминает Ян.

Официальная версия увольнения Гиллана из DEEP PURPLE, озвученная менеджментом — «музыкальные разногласия». Естественно, журналисты бросились расспрашивать самого певца. Задавались и вопросы о возможном возвращении в DEEP PURPLE. «Я скорее перережу себе глотку, чем когда-нибудь еше спою с этой группой», — таков был ответ.

Оказавшись второй раз за бортом DEEP PURPLE, Гиллан уже не думал о мотоциклах и отелях, благо Garth Rocket And THE MOONSHINERS были под рукой. 14 мая в Шеффилде был сыгран первый концерт британского тура, в ходе которого группа выступила в Бирмингеме, Манчестере, Лидсе, Вулвергемптоне, Ноттингеме, Ньюкасле, Глазго, Данди, Эдинбурге, Бристоле и Биркенхеде. На этих шоу среди зрителей были замечены Тони Айомми, Бив Бивен и Кози Пауэлл. После концертов Ян отправлялся с ними в бар, где друзья засиживались до утра. Заключительный концерт тура, в манчестерском зале «Ritz» (28 мая), был записан и выпушен на видеокассете «Ian Gillan Is Garth Rocked: And The Moonshiners» (позже вышел и CD).

17 июля Ян с группой выступил на благотворительном шоу в ливерпульском «Polytechnic Haigh Hall». 11 сентября в Бристоле и 17-го в Копенгагене Гиллан появился на концертах BLACK SABBATH, исполнив с ними «Smoke On The Water» и «Paranoid». Эти две песни также имеют непосредственное отношение к проекту, в котором приняли участие Гиллан, Блэкмор и многие рок-звезды. Об этом стоит поговорить подробнее.


Ян Гиллан "На главную"