Главное меню

Анонс

Глава 9 - часть 1 - Gillan
Глава 9. «НА ВОСТОК!» 7 декабря 1988 года в 11.41 по местному времени в северной части Армении произошло катастрофическое землетрясение силой 6,9 балла по шкале Рихтера. Был стерт с лица Земли город Спитак, почти полностью разрушен Гюмри, сильно пострадали Ванадзор, Степанаван и свыше ста сел северных районов. Были разрушены более 170 промышленных предприятий, в зоне бедствия вышли из строя системы энерго- и водоснабжения, связи, транспорта. Стихия нанесла громадный ущерб сельскому хозяйству ... Но самыми страшными и невосполнимыми были человеческие жертвы: по официальным данным, число погибших составило 25 тысяч (по независимым источникам — около 50 тысяч человек). ... Далее...
Глава 10 - Gillan
Gillan 2

 

С 3 по 12 августа группа провела короткий, но очень успешный тур по Южной Америке — четыре концерта в Бразилии (Сан-Паулу, Рио-де-Жанейро, Порту-Алегри), по одному в Буэнос-Айресе (Аргентина) и Сантьяго (Чили).Вернувшись в Англию, 24 августа музыканты выступили в Центральной телестудии Ноттингема (эта запись вышла на видеокассете «Ian Gillan Live», а позже и на DVD). Сыграв 7 концертов в Британии, группа перебралась на континент — Нидерланды, Германия, Австрия, Венгрия.

выбор виниловых пластинок

29 сентября группа дала шоу в «Zappeion Park» возле Акрополя, в Афинах. Зрителей было очень мало. Реклама концерта была никудышняя, к тому же забастовка работников железной дороги и авиаторов не дала возможности потенциальным зрителям из других городов добраться до столицы. После концерта Ян услышал по радио песню «King Of Dreams» из нового альбома DEEP PURPLE, Slaves And Masters. «Типичная поп-песня, но вещь хорошая. Надеюсь, у них все будет в порядке, — прокомментировал ее Гиллан, с горечью добавив, — ну почему не я пою на этом альбоме!» Следует отметить, что Ян всегда старался быть предельно корректным, отвечая на вопросы о своем преемнике. Когда его спросили, сможет ли Джон Линн Тернер спеть «Child In Time», Гиллан сказал: «Я желаю этому парню удачи». В то же время, Тернер допускал нетактичные выпады в адрес Яна. Однажды на вопрос о Гиллане, Джо переспросил: «Гиллан? О мертвых плохо не говорят». Справедливости ради нужно отметить, что позже Джо неоднократно отзывался о Гиллане с большим уважением.

Ян считал, что бывшие коллеги не должны выступать под старым названием: «Я искренне горжусь именем DEEP PURPLE, но пришло время отправить это дело на покой. Все это нужно прекратить. Им нужно воссоздать RAINBOW, тогда у нас наладятся взаимоотношения, и мы просто будем с теплыми чувствами вспоминать старые времена вместо того, чтобы враждовать и обливать друг друга грязью».

Но вернемся к осенним гастролям Яна. После концерта в Афинах последовали выступления в Италии, Швейцарии, Люксембурге, Франции и Дании. В столице Дании Ян подсобил коллегам по рок-фронту, группе PRETTY MAIDS, записав с ними композицию «A Merry Jingle» (она вышла на второй стороне их японского сингла в ноябре 1990 года) «Песня с PRETTY MAIDS была результатом слишком большого количества выпитого спиртного в одной из студий Копенгагена. Она чрезвычайно странная — этакая внесезонная версия «Желаем веселого Рождества». Мораль сей басни: не напивайтесь на чужой сессии», — смеется Гиллан. В «А Меггу Jingle» Ян действительно не столько поет, сколько дурачится и истошно кричит. Далее по ходу скандинавского тура было еще одно «братание». 22 октября в стокгольмском зале «Fryshuset», в конце выступления группы Гиллана, на сцену поднялся Ингви Мальмстин (Yngwie Malmsteen), исполнив с Яном «Lucille», «Speed King», «Black Night» и «New Orleans».

Выступив на следующий день в Осло, Гиллан дал два концерта в Германии — 25 октября в Гамбурге и 26-го в Берлине. Намеченные на ноябрь британские гастроли из 23 шоу отменили.

«Тур «Naked Thunder» был одной непрерывной пьянкой, и моя ближайшая и самая дорогая выложила мне все как на духу: «Ян, мое терпение лопнуло, с этим пора кончать». Она сказала, что я должен бросить пить (что само по себе справедливо), прекратить курить (нет проблем) и сбросить несколько килограммов (тут мне и смерть)».

Интернет магазин. виниловые пластинки

Тем временем фирма грамзаписи оказывала давление на Гиллана.

—Давай, Ян, нам нужен рок-альбом!

—Хорошо, я буду кричать в каждой песне, от начала и до конца.

Гиллан даже хотел назвать очередной альбом Primal Scream («Первородный крик»), но оказалось, что есть такая группа, к тому же так назывался и сингл MOTLEY CRUE. Остановились на названии Toolbox.

Поначалу удалось достичь договоренности об участии в записи альбома басиста Нила Мюррея (Neil Murray) и ударника Кози Пауэлла. Поскольку они были в составе BLACK SABBATH и не смогли бы принимать Участие в гастролях, то решили от этой идеи отказаться. Ян хотел, чтоб музыканты, записавшие диск, были в составе его группы на постоянной основе. Тогда продюсер альбома Крис Тангаридес (Chris Tsangarides) предложил Яну кандидатуру американского барабанщика Леонарда Хэйза (Leonard Наге, экс-Y&T).

«Pictures Of Hell», инспирированная землетрясением в Армении и войной в Персидском заливе, получилась очень «пепловской», как будто она записывалась для Perfect Strangers. В «Dancing Nylon Shirt (Part I)» слова «начитанные» Гилланом, чередуются с гитарной ходовкой. Когда Ян был ребенком, он видел по телевизору рекламный ролик с танцующими нейлоновыми рубашками «Real Brook», вот откуда странное название песни. В музыкальном плане композиция ничем не выделяется. «Bad Of Nails», как и «Picture Of Hell», напоминает DEEP PURPLE (правда, не лучшего периода). «Gassed Up» — скучный номер, впрочем, как и «Everything I Need». Завершающая альбом «Dancing Nylon Shirt (Part 2)» — экспериментальная композиция, в которой Ян речитативом наговаривает слова на отрывистые музыкальные фразы. Песня заканчивается тем же мотивом, что и «Dancing Nylon Shirt (Part 1)». Toolbox показал, что Ян находится в превосходной форме.

Так как гастроли были запланированы на июнь 1991 года, у Яна было свободное время, и он откликнулся на приглашение братьев Болландов принять участие в записи альбома о Чарльзе Дарвине. Голландцы Роб и Ферди Болланды (Rob & Ferdi Bolland) известны, прежде всего, как авторы песни «In The Army Now». Правда, многие меломаны СНГ запомнили этот хит в исполнения группы STATUS QUO. «Теория эволюции Чарльза Роберта Дарвина, изложенная в его монументальном труде «Происхождение видов», потрясла мир сразу же после первой публикации, и тем самым подняла продолжающуюся до сих пор бурю споров. Его теория, жизнь и работа послужили неиссякаемым источником вдохновения, что и привело к созданию этого концептуального альбома», — такой тирадой в буклете к CD предваряют Роб и Ферди свой проект.

Кроме Гиллана, Болланды пригласили Колина Бланстоуна (Colin Blunstone), Сюзи Кватро (Suzi Quatro), Роберта Пота (Robert Pot), австрийского певца Фалько (Falco), Питера Хофманна (Peter Hofmann) и BARCLAY JAMES HARVEST. Альбом Darvin: The Evolution - это зарисовки из жизни выдающегося ученого. Гиллан читает текст от имени старика Дарвина («Overture» и «Finale»), а также поет в композиции «Suite — The Long Goodbye/The Final Curtain Falls».

Мелодичная и грустная музыка альбома, приправленная синтезаторными и другими электронными эффектами, безупречно спродюсирована. Братья Болланды не только поют на этом диске, но также играют на клавишных, пианино, синтезаторах, соло и бас-гитарах, используют сэмплеры.

купить продажа виниловых пластинок

Последняя композиция альбома, «Suite — The Long Goodbye/The Final Curtain Falls», исполнена Яном, что называется, с душой. Правда, можно спорить, насколько оправдан с художественной точки зрения крик Гиллана во время последних слов умирающего Дарвина, но если рассматривать ту песню в отрыве от контекста альбома, она, безусловно, впечатляет.

Второй тур по СССР Гиллан начал с Украины. 16 и 17 июня он дал 4 концерта в Киеве. Организаторы этих выступлений явно просчитались - рекламная кампания была слабой. Дворец спорта, и так достаточно вместительный, укомплектовали почти по всему полю дополнительными стульями. Так что на первом концерте Гиллану пришлось выступать в полупустом зале. Несмотря на вроде бы достаточное время для отдыха (а может быть, как раз из-за этого), Ян был не в форме. Слегка обрюзгший он явно уставал, из-за чего регулярно делал короткие перерывы, во время которых уходил за кулисы «подкрепляться». Тем не менее, Ян очень старался. Естественно, песни из будущего альбома, никому не известные воспринимались не так, как старые хиты DEEP PURPLE. «Demon's Eye»' «Maybe I'm A Leo», «When A Blind Man Cries» (в которой Ян Гиллан сам себе аккомпанировал на акустической гитаре) и «Smoke On The Water» принимались «на ура». В конце выступления он пожал руки стоящим возле сцены, подписал кем-то протянутый конверт Deepest Purple и ушел в раздевалку. Получить «доступ к телу» кумира после концерта смог только мальчик лет пяти, которому папаша всучил «тропилловский» диск Дым над водой, и охрана милостиво провела мальца к «САМОМУ».

В Запорожье Гиллан прилетел с опозданием. Из-за непогоды самолет сначала пришлось посадить в Днепропетровске. 20 июня он дал пресс-конференцию в гостинице «Интурист», после чего музыкантов повезли на остров Хортицу, где устроили пикник возле знаменитого дуба времен Запорожской Сечи. А вечером гостей вывезли на шашлыки на берег Днепра.

В своей автобиографической книге Ян рассказывает о хлебосольности украинцев (постоянное упоминание о запорожских казаках внесло сумятицу в мысли Гиллана): «Похоже, живущие на этой территории казаки не очень-то любят киевлян, поскольку, когда пришла моя очередь произносить тост, я услышал недовольное бормотание (реакция на то, что я упомянул Киев и тот факт, что выступал там два дня). Не желая обидеть моих хозяев, и будучи уже довольно-таки далеко от Киева, я сказал (через переводчика), что здесь намного теплее, чем выше по течению. Настроение присутствующих, как мне показалось, изменилось, когда я объяснил казакам, что это удивительное явление вызвано, скорее всего, тем фактом, что, купаясь в холодных водах у берегов Киева, я пописал в речку, чтобы согреться. Широкие улыбки, переходящие в раскаты неудержимого смеха, убедили меня в том, что, оскорбив их соседей, я утвердил себя в качестве настоящего друга. После этого было употреблено много водки, переводчик смог отдохнуть, а мы продолжили общение на международном языке пьяной братской любви. Мы пили, смеялись и болтали возле огня под звездами в темной ночи».

22 июня, в запорожском Дворце спорта «Юность», Гиллан сыграл два концерта. После шоу Ян охотно раздавал автографы нескольким десяткам поклонников, дождавшимся кумира возле выхода. Далее следовали выступления в Риге и Лиепае. Сет-лист концерта в парке Пут Вейни (г. Лиепая) был традиционным для этого тура: «Black Night», «Candy Horizone», «Dirty Dog», «Toolbox», «Demon's Eye», «No More Cane On The Brazos», «Bed Of Nails», «Maybe I'm A Leo», «Hang Me Out To Dry», «When A Blind Man Cries», «Trouble», «Gassed Up», «Pictures Of Home». На бис исполнялись «New Orleans», «Lucille» и «Smoke On The Water».

виниловые пластинки магазин Москва

9 августа 1991 года Ян дал интервью и провел репетицию при открытых дверях для телевидения Дании, а на следующий день выступил с группой в г. Оденс. Второй концерт музыканты сыграли в г. Скаденберг. 4 октября начался британский тур: Богнор, Лондон, Ипсвич, Стоклорт, Вустер, Редкар, Кембридж... Тут как раз подоспел Toolbox. В оформлении буклета альбома принял участие сам Гиллан. На развороте красуются сувениры из тура по СССР: пачка папирос «Беломорканал», почтовая марка с В.И.Лениным и один рубль. Крис Уэлч (Chris Welch), ветеран британской журналистики, написал в «Metal Hammer»: «Если у Toolbox не будет громадного успеха, то, вполне вероятно, рок-н-ролл действительно умер». Увы, в коммерческом плане этот диск провалился. Гиллан сетовал на отсутствие рекламы, на то, что во многих магазинах его попросту не было в продаже. Не помогли раскрутке альбома и гастроли.

31 октября концертом в Пуле британский тур, в ходе которого сыграли 20 концертов, был завершен, а 2 ноября группа отправилась в поездку по Германии. Выступление во Франкфурте-на-Майне, 4 ноября, транслировалось по телевидению в прямом эфире. Музыканты дали 12 шоу, после чего последовали три концерта в Швейцарии. Потом группа опять вернулась в Германию, где продолжала выступать до 4 декабря, дав один концерт в австрийском Граце (24 ноября). Дальше Гиллан перебрался в Польшу. 7 декабря он выступил во Вроцлаве, 8-го — в Ястшембе-Здруй и 10-го — в Варшаве. На разогреве была польская хэви-метал группа ACID DRINKERS. «Гиллан — очень симпатичный парень, — вспоминает их гитарист Титус. — Помню, как мы поменялись с ним автомобилями. Он взял наш, а нам предложил свое авто. Было очень приятно с ним гастролировать. Бывало, нам удавалось послушать, как «лучшая глотка мира» поет под собственный аккомпанемент на гитаре. Незабываемое ощущение!» 9 декабря, по ходу польского мини-тура, Гиллан заехал к соседям-славянам — в Остраву (Чехословакия).

Все это время на Гиллана продолжалось давление со стороны фирмы грамзаписи, которую по-прежнему не устраивал Моррис. Развязка наступила в Испании. 15 декабря, после концерта в Барселоне, членам группы был представлен новый гитарист — Дин Ховард (Dean Howard, экс-T'PAU). Ситуация с увольнением Морриса не совсем ясна. В своей книге Ян пишет, что поддался на уговоры «Teldec», но когда я попытался у него выяснить, чем это Стив не угодил «фирмачам», Гиллан ответил, что «сам принял это трудное решение».

Первое выступление группы в новом составе состоялось 30 января 1992 года в Стамбуле. Ховард очень нервничал. «Несмотря на то, что он забыл аранжировку и тональность в некоторых песнях, его харизма и игра на гитаре дали шанс мне, Бретту и Ленни закатать то еще шоу, и нам это удалось!» — вспоминает Гиллан. 5 и 6 февраля музыканты сыграли два концерта на Кипре, а потом перебралась в Грецию, где дали три шоу (два — в Афинах, одно — в Салониках). Уже через 5 дней, 15 февраля, Гиллан пел перед зрителями на японском острове Окинава. Далее следовали уже хорошо знакомые Токио, Нагоя и Осака. С 25 февраля по 12 эрта музыканты сыграли 15 концертов в Австралии (Сидней, Вулунгонг, Мелаида, Мельбурн, Перт). 14 марта они выступили в Бангкоке, после чего вернулись в Европу. Здесь группа основательно взялась за Скандинавию, выступая, наряду со столицами, в небольших городах типа шведского Эребру, норвежского Харстада и финского Оулу. С 20 марта по 12 апреля в Швеции, Дании, Норвегии и Финляндии было сыграно 20 концертов. Далее музыканты совершили перелет из весны в южноамериканскую осень. Совершив пересадки в Майами и Боготе, группа добралась до самой высокогорной столицы мира — города Ла-Пас (Боливия). Он расположен на высоте более 4 тысяч метров над уровнем моря, и Гиллан с друзьями сразу почувствовали, что такое нехватка кислорода: их тошнило, болела голова. Концерт на столичном футбольном стадионе проходил 30 апреля. На первых же минутах Ян почувствовал себя настолько плохо, что едва не потерял сознание, и продолжить выступление смог только после того, как его напоили чаем из коки.

2 мая состоялся концерт в Монтевидео (Уругвай), а 5-го группа уже выступала в бразильском Сан-Паулу. Сыграв шесть концертов в Бразилии, три — в Аргентине (Буэнос-Айрес) и два — в Венесуэле, 23 мая музыканты приехали в Мексику. Мехико, Пуэбла, Гвадалахара, Монтеррей — везде зрители восторженно рукоплескали кумиру. Мексиканцы были верными поклонниками DEEP PURPLE, альбомы и синглы этой группы здесь всегда стабильно продавались, так что успех концертов экс-вокалиста Deep Purple был закономерен. Затем группа вернулась в южное полушарие — 3 и 4 июня сыграли два концерта в Чили, и по одному — в Колумбии и Эквадоре (6 и 7 июня).

10 июня Ян вместе с Брон прилетел в Афины. Тогда мало кто знал цель их визита в греческую столицу. Супруги поселились в «Hilton», а на следующий день перебрались в «Grand Chalet Hotel». Яна пригласили в Афины для знакомства с греческим певцом Михалисом Ракинтиисом (Michalis Rakintzis). Идея сделать совместную запись двух исполнителей принадлежала греческому подразделению «EMI», у которого был контракт с Михалисом. Гиллан же был свободен, как птица, — «Teldec/East West» разорвала с ним контракт, ссылаясь на плохую продажу дисков. В студии «Sierra» Ян записал с Ракинтцисом три песни: «Getaway», «My Heart Of Stone» и «I Think I Know». Эти композиции были помешены на альбом GiHan/Rakintzis — Etzi M'Aresei. В том же 1992 году вышел и сингл «Getaway//Make A Wish» (песню с второй стороны Ракиншис записал без Яна). 13 июня Гиллан посетил афинский концерт NAZARETH, в конце которого поднялся на сцену, исполнив с шотландской группой «Smoke On The Water» и «Tush» (из репертуара ZZ TOP). 19 июня Ян (уже со своим коллективом) выступил на рок-фестивале в Хельсинки, а 25-го -в Берне. Интересно, что, несмотря на плотный гастрольный график, музыканты умудрились написать 4 новые песни. По этому случаю решили придумать группе название. Одним из вариантов было вернуть старое - GILLAN, но однажды кто-то обратил внимание на место возле сарая, в котором репетировали музыканты: куча сломанных барабанных палочек, пустых пивных банок, бракованных проводов и другого хлама. Ленни произнес: «Господи Иисусе! Это место выглядит как repo depo». Слововосочетание понравилось, и вскоре группа выступала под таким названием (reposession depot — свалка имущества, отнятого кредиторами за невыплаченные долги, по сути, куча хлама). Точно известно, что на Фарерские острова музыканты уже ехали как REPO DEPO.

С большой степенью вероятности можно предположить, что это была первая рок-группа, появившаяся в этом Богом забытом месте. На один из островов музыканты перебирались на катере, люди сгрудились на палубе, там же была размешена аппаратура. Неожиданно начался сильный ливень. Запаниковав, Ленни Хэйз принялся воевать с некой бабулькой, одной из пассажирок катера, за место в кабине. Еще один случай, хорошо запомнившийся Гиллану: он проснулся утром в комнате гостиницы, а возле его кровати стояла... овца. Группа дала на Фарерах два концерта, 26 и 27 июня.

23 августа на концерте в швейцарском Гампеле REPO DEPO впервые представили публике 4 новые композиции, после чего было решено приступить к работе над альбомом. Ян воспользовался приглашением братьев Болландов. Загрузив «Volvo» и «Ford» аппаратурой, музыканты сели на паром. Не успели они поселиться в отеле, как над Амстердамом произошло крушение «Боинга-747». Обломки самолета упали на ближайшие дома, а один из двигателей приземлился рядом с отелем.

У Гиллана все еше не было контракта на выпуск альбома, да и с деньгами не сложилось. Тем не менее, музыканты записали 5 песен: «A Day Late N' A Dollar Short», «Sugar Plum», «Hard On You», «High Ground» и «Ticket To Your Heart» (три первых позже войдут в сольний альбом Гиллана, Dreamcatcher). Ленту с записью отправили в Англию, но Фил отнесся к новым песням достаточно прохладно. Через пару дней Бэнфилд позвонил Яну, сообщив, что его хотят видеть в составе DEEP PURPLE. Гиллан утверждает, что ответил отказом — свою будущую карьеру он связывал только с REPO DEPO. Тем более, что Манджит Кангура (Manjeet Khangura) из дизайнерской фирмы «Electric Echo» (он оформлял обложку Toolbox) уже разработал по просьбе Яна лого REPO DEPO, дизайн афиш и тому подобное. Бэнфилд тут же сбросил по факсу в Амстердам сообщение, что он увольняется. «С пепельным лицом я зашел на кухню студии Болландов, — вспоминает Гиллан, — где сидел Ал, спокойно попивая пивко. Я опять прочел факс, и со слезами на глазах посмотрел на Ала, который догадывался, что происходит.

- Я сделаю это, — произнес я, а потом вышел и позвонил Филу, все еще рыдая взахлеб. Было слышно, что он делает то же самое на другом конце провода. Я решил вернуться в DEEP PURPLE.

Группа REPO DEPO сыграла еще 4 концерта — в немецком Плауэне (5 сентября), Софии (8 сентября), Варне (10 сентября) и на фестивале в Бухаресте (13 сентября). Музыканты, конечно же, были разочарованы решением Яна. Дин вылетел домой сразу же, а Бретт и Ленни задержались у Гиллана на несколько дней. Этого времени хватило, чтобы Хэйз, видимо с расстройства, разбил машину Яна...


Ян Гиллан "На главную"